Экономика должна быть!

Сейчас никто не может сказать, что произойдет с российской экономикой в ближайшее время, признал на большой пресс-конференции президент России Владимир Путин. Она может начать выход из кризиса уже в первом квартале 2015 года, может приступить к восстановлению во втором полугодии, а при неблагоприятном стечении обстоятельств период нестабильности может затянуться на два года. Слишком много факторов определяют сейчас обстановку, причем, многие (хотя далеко не все) из них имеют внешний по отношению к нашей стране характер и находятся вне сферы влияния российских властей.

Впрочем, можно с достаточной вероятностью прогнозировать, что дешевая нефть представляет собой долгосрочную тенденцию. Аналитики из транснациональных нефтегазовых корпораций, инвестиционных банков и фондов полагают, что котировки будут находиться на относительно низком уровне, как минимум, несколько месяцев, пока не сократятся объемы добычи или не начнет увеличиваться спрос. Точно так же можно ожидать, что западные санкции против России в обозримом будущем не ослабнут, так что российским компаниям еще не скоро будет доступно зарубежное финансирование. Конъюнктура на рынках черных металлов и других сырьевых товаров, судя по всему, останется неблагоприятной, как минимум, до середины будущего года. Это обусловлено снижением темпов роста в Китае и США, а также продолжающимся экономическим спадом в Евросоюзе и Японии.

Из этого следует достаточно простой и, увы, неутешительный вывод: основные факторы неопределенности для российской экономики имеют внутренний характер. Да, наибольшие риски, опасности и угрозы приходят в Россию извне, но они, по крайней мере, уже известны и достаточно предсказуемы. А вот как отреагирует на эти вызовы родное правительство, никто не в состоянии предсказать.

Падение рубля началось не вчера и даже не в текущем квартале. Российская валюта практически непрерывно дешевеет по отношению к доллару с конца июня. За это время курс изменился от менее 34 до более 60 руб. за доллар, т. е. спад превысил 80%. Однако понадобился «черный вторник», когда доллар ненадолго проскочил отметку в 80 руб., чтобы правительство и Центробанк России с запозданием приняли хоть какие-то меры, укрепив курс до около 60 руб. за доллар. Но, если сравнивать с показателями хотя бы недельной давности, рубль все равно выглядит ненормально низким.

И даже те 45-50 руб. за доллар, о которых в правительстве говорят как о «реальном» курсе в нынешних макроэкономических обстоятельствах, оказывают весьма неоднозначное воздействие на российскую экономику. Дешевый рубль благоприятствует экспортерам, но он одновременно угнетает отечественный потребительский рынок, обесценивает рублевые сбережения граждан, ставит в сложное положение заемщиков с валютной задолженностью, а заодно снижает инвестиционную активность, делая невыгодным приобретение иностранного оборудования. Конечно, со временем импортозамещение позволит закрыть многие (хотя и не все, очевидно) ниши на российском рынке, но в ближайшие месяцы девальвация рубля, скорее, усилит экономический спад, чем будет способствовать подъему.

Но хуже всего, что на российском рынке уже твердо закрепились пессимистичные ожидания в отношении курса национальной валюты. Как отмечали многие участники круглого стола РСПМ "Спотовый рынок стальных труб", прошедшего 18 декабря в Москве, бизнес находится в неопределенном состоянии, никто не знает, чего ожидать даже в ближайшие одну-две недели. И большинство компаний на российском рынке труб поднимают цены — обратно пропорционально падающему рублю.

Как сообщил Сергей Алещенко, директор по маркетингу группы ЧПТЗ, его компания в первом квартале 2015 года увеличит стоимость труб на 8-15 тыс. руб. за т или, в среднем, на 20%. Группа ТМК, по словам Андрея Трофимова, заместителя генерального директора ТД ТМК, поднимет цены в первом квартале, в среднем, на 15%. Группа ОМК планирует на январь для сварных труб малого и среднего диаметра повышение на более скромные 3-5%, но рынок этой продукции отличается высоким уровнем конкуренции, а спрос на нее с наступлением зимы изрядно сократился. Однозначно подорожают с Нового года и трубы «Северстали», хотя там пока не определились с конкретными цифрами. А за ведущими производителями, очевидно, подхватят эстафету повышений и трейдеры.

Это может привести к реальной опасности стагфляции, когда цены растут, не обращая внимания на падающий спрос и только провоцируя его дальнейшее сокращение. Как заявила на круглом столе РСПМ Татьяна Земцова, директор по капитальному строительству ОАО «Теплосеть Санкт-Петербурга», подорожание труб приведет лишь к соответствующему уменьшению объема закупок по тоннажу, так как бюджеты, например, на реконструкцию городских теплосетей, уже утверждены и, очевидно, пересматриваться не будут.

Впрочем, трубники обосновывают свои действия не только падением курса рубля, но и ростом затрат. В настоящее время продолжаются переговоры между производителями труб и поставщиками штрипса и трубной заготовки, которые, в свою очередь, хотят поднять январские котировки на 10% и более. Как ожидается, в ближайшее время возрастет в цене металлолом. Наконец, всем участникам российского рынка стали необходимо закладывать в цену и резкое ухудшение условий финансирования.

Вообще, как отмечали практически все участники круглого стола, именно финансовая политика государства окажет решающее воздействие на российский рынок стали в 2015 году. Очевидно, в наступающем году более-менее сохранится спрос со стороны нефтегазового сектора. В частности, производители ждут новых заказов на трубы большого диаметра для строительства магистральных газопроводов в Китай. Однако спад в российском машиностроении и строительной отрасли уже начался и принимает просто пугающие масштабы.

Да, до обвала рубля и повышения ключевой ставки Центробанка России до 17%, а для реального сектора, как минимум, до 25% при относительно невысокой инфляции, можно было предположить, что в 2015 году российская строительная отрасль останется «при своих» или покажет минимальное сокращение объемов потребления стальной продукции. Но дорогие кредиты и вызванное ими фактическое вымывание денег из российской экономики могут привести к кризису, сравнимому с 2008-2009 годами.

По крайней мере, прибыль при финансировании по ставке 25% могут дать разве что проституция, торговля оружием или наркоторговля. В «нормальной» экономике такие дорогие деньги не отбиваются в принципе.

Если прекратится выдача ипотечных и потребительских займов, обрушится спрос на жилье, автомобили, дорогостоящую бытовую технику. Предприятия без посильного для них финансирования свернут инвестиционные программы, вследствие чего не у дел окажутся российские строители и производители стройматериалов и промышленного оборудования, которым не помогут никакие программы импортозамещения. По экономике пройдется разрушительным цунами кризис неплатежей, вымывая у всех оборотные средства. В этом случае спрос на стальную продукцию в России в 2015 году вполне может обвалиться на 20-30% по сравнению с текущим годом. Для многих компаний, особенно, небольших это создает реальный риск банкротства.

При этом, хорошо известно, как избежать этого обвального сценария. России надо поступить точно так же, как делали американцы, выводя свою экономику из кризиса в 2009 году. Они просто-напросто наводнили ее эмиссионными деньгами, предоставив банкам несколько триллионов долларов, благодаря чему те компенсировали потери от обесценения активов осенью 2008-го и смогли возобновить кредитование, а также опустили практически до нуля процентные ставки. Сейчас нечто подобное пытается осуществить Евросоюз.

Точно так же и российское правительство может не просто избежать тяжелого кризиса, но и превратить его в бурный рост, если решится погасить хронический дефицит денег в национальной экономике, предоставляя средства (скажем, из Фонда национального благосостояния) целевым образом на крупные инфраструктурные проекты наподобие строительства моста через Керченский пролив или реку Лену у Якутска, дешевые ипотечные кредиты, инвестиции в освоение производства импортозамещающей продукции и на другие подобные мероприятия.

Естественно, реализовать такую стратегию не просто. Прежде всего, нужен жесткий контроль, чтобы предоставленные средства не хлынули на валютный рынок, не были заморожены на депозитных счетах, как в Японии в конце 90-х, не оказались вложены в неэффективные, ненужные проекты, как в Китае в 2009-2013 годах, либо хотя бы просто не были банально разворованы. Но альтернатива с обвальным падением инвестиционной активности в 2015 году и возвращением в безденежные 90-е выглядит уж очень непривлекательно.

На большой пресс-конференции президент дал понять, что через какое-то время ключевая ставка Центрального банка России будет снижена, а также выразил надежду, что кризис будет способствовать переориентации российского бизнеса на несырьевые сектора экономики. Но сумеет ли российское правительство и ЦБ, в которых доминируют сторонники либеральной модели, не одобряющей вмешательства государства в экономику, осуществить такой поворот? Пожалуй, именно отсутствие ясного ответа на этот вопрос и является сегодня главным фактором неопределенности, препятствующим российскому бизнесу заглядывать в будущее больше чем на одну-две недели вперед.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»